четверг, 6 декабря 2012 г.

Мы были у Бастрыкина, мы придем еще

Фото: Мария Эйсмонт/PublicPost Текст: Мария Эйсмонт

Председатель Cледственного комитета Александр Бастрыкин в эти дни приехал в Краснодар, чтобы провести уже ставший традиционным прием граждан, недовольных работой местных правоохранительных органов. Такие приемы начались после трагедии в Кущевке, и вскоре стали регулярными. Местные жители к главе СК записываются за несколько дней — кто по интернету, кто по личной записи, кто по телефону. Приезжают с утра, те, кто издалека — чаще накануне. Ждут. Плачут. Жалуются журналистам и друг-другу. Кто-то верит, кто-то — нет, но к Бастрыкину идут и те, и другие.

"Сначала, те кто в списках. Потом все остальные!" — с периодичностью в две-три минуты объявляют полицейские на входе. Три сотрудника с трудом удерживают толпу — люди толкают друг друга локтями, прорываются, показывают еще издали паспорта, трясут папками с документами. Те, кто приходит не в первый раз, успокаивают: Бастрыкин принимает до последнего. Рассказывают, что в прошлые разы он сидел до 5, до 6 утра.

— Бастрыкин хорошо принимает, — убеждает женщина тех, что пытаются прорваться.

— Вы у него уже были?

— Да.

— Какие впечатления?

— Прекрасно принимает. Прекрасно. До 5, до 6 утра. Всех — кто по записи, кто не по записи.

— И какой результат?

— Решается вопрос. Но он уезжает, и по моему делу говорят: нет состава. Александр Иванович находит состав, а после его отъезда нет состава.

— Так и будете ездить?

— Всегда. Пока не решим вопрос.

Истории людей, толпящихся у здания мэрии Краснодара (в этот раз под прием главы СК выделили целый этаж) — это страшные истории. Убийства, пытки, неправосудные решения, незаконный отъем собственности. В основном убийства и пытки. И в основном — если верить людям — при укрывательстве или непосредственном участии сотрудников силовых ведомств.

"Вы из Москвы? Журналист? Можно я дам вам маленькое интервью? Ничего, я подожду... Когда сможете — я тут стою. Не волнуйтесь, я быстро". "Можно показать вам документы? Тут все понятно сразу, вы сразу поймете"... "А если я вам все расскажу, что-то изменится?" "А где потом смотреть? В интернете? Или по телевидению покажут?"

Они стоят и ждут очереди, чтобы рассказать свою историю. Они ходят от камеры к камере, они спрашивают, есть ли правозащитники. И каждому рассказывают свою историю. Одна женщина рассказала, что у нее полицейские убили 18-летнего внука, а спустя 10 минут она подошла с коробкой конфет и слезно просила, чтобы я ее взяла.

"Умоляю вас, возьмите". Плачет. "Помяните этими конфетками моего внука. Его звали Юрий. Юрочка".

Валентина Генриховна из города Кореновск учила своего сына заступаться за девушек. Что тот один раз и сделал. Теперь с трудом выживший после жестокого избиения молодой человек проходит обвиняемым по уголовному делу.

Николай Быценко из того же Кореновска привез с собой небольшого роста человека на костылях. Тот тихо встал в стороне от толпы. "Вы подойдите, спросите, что с ним произошло", — говорит Николай. Мы подходим и слышим историю о том, как ему, инвалиду, переломали ногу в двух местах, а потом, когда пошел жаловаться, сказали, что это он сам ее подвернул и пригрозили уголовной статьей за ложный донос.

История его сына: били 10 часов, а потом посадили на 10 лет.

Этот мужчина рассказывает, что у него изнасиловали внучку.

У этой женщины убили сына.

У этой — сына пытали в кабинете номер 52.

Карен Газарянц борется за сына, незаконно, по его словам, посаженного. Били, говорит, 10 часов.

Борис Иванов из Новороссийска рассказал, что его брат отсидел срок, после чего приговор отменили как незаконный. А когда он стал законным представителем брата в суде по делу о реабилитации, то позволил себе сказать судье: "Ваша честь, вы поступаете как описано в книге "Майн Кампф". Теперь он проходит обвиняемым по делу об оскорблении судьи.

— Вы думаете, Бастрыкин решит вашу проблему?

— Нет, я не надеюсь, потому что рыба гниет с головы.

— Зачем же вы тогда сюда пришли?

— Сидеть сложа руки? Нужно в любом случае как то протестовать.

Бастрыкин принял не всех. Часть людей, выходивших из здания мэрии, были грустны: ждали личного приема, а попали к краснодарским следователям. Но и они, скорее всего, придут еще.

Комментариев нет:

Отправить комментарий