пятница, 7 декабря 2012 г.

Создателя фильма "Срок" обыскала благодарная аудитория

Фото: Кадр из фильма "Срок" Текст: Мила Дубровина, Яна Карбовская

Утром 7 декабря в квартиру Павла Костомарова, одного из трех режиссеров документального фильма "Срок", пришли с обыском сотрудники правоохранительных органов. Костомаров не смог сообщить PublicPost подробности, он пояснил, что дал подписку о неразглашении, сообщил только, что у других авторов "Срока" — режиссера Александра Расторгуева и журналиста Алексея Пивоварова — обысков не было. В Следственном комитете поясняют, что в данный момент Костомаров проходит свидетелем в рамках расследования уголовного дела о беспорядках на Болотной площади.

Документальный фильм-проект "Срок" рассказывает о протесте, общественной и политической жизни в небольших роликах, которые выкладываются на отдельный канал YouTube, "Сроку" посвящены и сообщества в соцсетях. Главные действующие лица некоторых из них — лидеры оппозиции: Алексей Навальный, Сергей Удальцов, Борис Немцов и другие. Один из роликов рассказывает о событиях 6 мая на Болотной площади, которые в данный момент интересуют Следственный комитет.

Напомним, что Сергей Удальцов в настоящее время проходит одним из обвиняемых в деле о подготовке массовых беспорядков вместе с Леонидом Развозжаевым и Константином Лебедевым.

В ноябре, когда режиссеры фильма встречались со зрителями, продюсер PublicPost задал им вопрос, что они будут делать, если следствие попросит предоставить эпизоды "Срока" в качестве доказательства по "Болотному делу". Тогда режиссеры ответили: "Мы законопослушные граждане, если поступит официальное требование предъявить видео, нам придется подчиниться".

Адвокат проекта "Росузник" Василий Кушнир пояснил PublicPost, что, скорее всего, у Павла Костомарова изъяли видеоматериалы, которые могут иметь отношение к делу Удальцова-Развозжаева-Лебедева и, например, оправдывать обвиняемых. Подписка о неразглашении в этом случае берется для того, чтобы свидетель не мог рассказать об этом. А что касается процедуры дачи подписки о неразглашении данных предварительного расследования, то она происходит при понятых и совершенно не важно, согласен свидетель ее подписывать или нет — она уже действует.

Дмитрий Аграновский, адвокат Леонида Развозжаева, считает, что у Костомарова могли искать кадры, которых еще нет у следствия, но которые могут быть использованы против кого-то еще из обвиняемых. Подписка о неразглашении, по его словам, берется по возможности у всех участников процесса, чтобы скрыть от общественности правду. Аграновский уверяет, что процесс взятия подписки о неразглашении не очень регламентирован, так же, как нерегламентированы ситуации, при которых эту подписку можно взять: "Например, у меня такую подписку по делу Развозжаева просто "вырвали", и это конечно незаконно. Когда надо, обычно просто вызывают понятых".

Комментариев нет:

Отправить комментарий